Михаил Дряшин (dryashin) wrote,
Михаил Дряшин
dryashin

Category:

Перевал Дятлова (минисериал, 9 серий, последняя – о фильме), Илья Куликов и Co, 2020, Россия

- Кислое дело, - сказал он, - пещера Лехтвейса. Таинственный соперник.
Двенадцать стульев

Триллиарды изнасилованных немок и прочие сопли категории «немцы тоже люди» рефлексирующего майора КГБ объясняются просто – страсть как хочется на Нетфликс. А если к Дятлову ещё и немок присовокупить – точно возьмут. Тем более, нет там никаких немок и зверств сверх объяснимых эксцессов военного времени.

Поэтому, если вовремя не распознать жанр, приняв зрелище за какое-нибудь, не знаю, расследование на основе реальных событий, всё обернётся нервическими припадками, жаркими причитаниями, громкими криками, обвинениями в кощунстве, очернении и недостоверности. Что, собственно, мы и наблюдаем.

На самом же деле это очень и очень добротный комикс. Что ни кадр, то фрейм. Всмотритесь, представьте показанное рисованным романом. Одни только фары непонятно откуда взявшегося в таёжной глуши ЗИМа, пробивающего, словно прожекторами ПВО, зловещую таёжную темноту, чего стоят. Секретный фарватер, баба Яга в тылу врага, шпион Гадюкин, дело пёстрых плюс что-то такое воодушевлённое, в хорошем смысле романтическое. Классический такой «взрослый» мальчиковый комикс с крохотной капелькой девичьих слёз. Лихо и динамично слепленный, мастерски нарисованный, со всякими там жгучими оккультными ужасами и прочими инфернальными тайнами. Не более того. Серьёзно относиться к поделке никакая извилина не поднимется.

Её создатели, собственно, и использовали-то классический приём введения в как бы документальное повествование фантомных персонажей, сведений о которых по соображениям секретности история не сохранила, а они, дескать, и вели истинное расследование. Что-то вроде «Посмотри в глаза чудовищ» Успенского и Лазарчука, где Николай Степанович Гумилёв живёхонек, агент НКВД, а расстрел его не более, чем легенда прикрытия. Дребедень в общем полная. Если в сюжет вникать.

Однако чётные серии – вторая, четвёртая, шестая и последняя – в которых в лицах разыграна скорбная история гибели экспедиции, оказались фильмом в фильме со своим отдельным режиссёром, чёрно-белой стилизацией, неожиданно умелой, снятой в духе и букве означенного времени, вплоть до академического соотношения сторон кадра и даже графики вступительных и финальных титров. Воссозданием не самого времени, но его стиля – языка, на котором время это себя описывало и себя же себе показывало, от операторской манеры и музыки до типажей, всех этих курносеньких девчат и правильных неунывающих комсомольцев. Причём без малейшего перехлёста, утрирования, пародии.
Результатом стало погребальное комсомольское ретро с вкраплениями этнической чертовщины, вписанное в трагический рисованный роман и несколько раз им проложенное на манер многослойного сэндвича. Булка/котлета/булка…

Но главное: они все были по-настоящему счастливы. Перед самой своей смертью. И что только потеряли они там, на перевале этом, чего пёрлись туда с таким упорством? Дятлы. Впрочем, тогда и не было бы такого счастья.

Более чем достойный сериал, почти кино.
Tags: про кино
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments