Михаил Дряшин (dryashin) wrote,
Михаил Дряшин
dryashin

Categories:

Пищеблок, Алексей Иванов

Пионеры юные, головы чугунные, сами оловянные, черти окаянные
Анатолий Рыбаков

Конструкция из среднего качества советской юношеской прозы (разумеется, стилизации под означенную категорию, посему посредственность стоит воспринимать исключительно имитацией таковой), исполненной от третьего лица двух возрастных категорий – детей и вожатых; по-медицински точного описания быта и нравов провинциального пионерлагеря олимпийской, 1980 года, смены и неожиданно пульсирующей нежити из приснопамятных страшилок про чёрную руку, гроб на колёсиках и т.п., придающей повествованию недостающей остроты и, собственно, только и мотивирующей к прочтению этого скучноватого, особенно поначалу, шедевра.

Если б не вампиры-оборотни, бросил бы на сто первой странице, не в сердцах, но украдкой позёвывая. Ибо на сладкую ностальгию по времени и месту и полусотни страниц хватило бы с лихвой.

А тут, понимаешь, командир четвёртого отряда, волевой капитан футбольной команды Лёвка Хлопов по ночам из таких же, как он, пионеров, соседей по палате, кровь сосёт. И не он один.

И всё это уживается в одном мальчиковом флаконе вполне органично. Нежить исполняет в целомудренной, пронизанной солнцем детской столовой роль перечницы и солонки, иначе и без того пресная еда становится беспросветно постылой. А потом и вовсе перетягивает на себя всё одеяло повествования.

Повзрослев, мы как-то сразу забываем об абсурдной системе координат – затейливого сочленения примет, суеверий, страхов, ритуалов, многоступенчатой мифологии, в котором плещется маленький дуралей. Весь этот лагерный фольклор, красную плёнку, секретики, жувачку, маленького мальчика, нашедшего пулемёт, и всё такое прочее. Как известно, не учи физику, и мир наполнится чудесами.

Автор то ли уникум, что так хорошо всё запомнил, то ли задним числом навёл справки, устроив опрос с пристрастием, и воссоздал почившую ойкумену уже по обрывкам. Воссоздал, надо признаться, филигранно.

Обе центральных фигуры – пионера-очкарика Валерку и студента-филолога вожатого Игорька – автор, похоже, с себя и списывал. Тоже ведь бывший студент-словесник, на носу очки, а вокруг Волга.

Идиллическое олимпийское лето меж тем потихоньку превращается в зловещую фантасмагорию. Всех кусают, и доселе живые сорванцы превращаются в правильных сознательных пионеров, от которых веет загробным холодом.

Изнанка парадного кителя. Истинное лицо бравурной формации, которое её и сгубило. Кладбищенская гнильца. Укус вампира это ведь ещё и метафора.
Укус, и взъерошенное живое превращается в образцово-показательную мертвечину. Укус, и ты послушный, морально устойчивый. Укус, и перед лицом своих товарищей торжественно клянёшься горячо любить свою Родину. Ещё укус, и пионер – всем ребятам пример. Укус, и достоин уже бессмертия отцов, что вроде даже неплохо. Да, собственно, все мы по большому счёту не что иное, как пищеблок для вампиров.
Впрочем, не всё так однозначно по-антисоветски. Возможно, никакого политического подтекста литератор в опус как раз и не вкладывал, а просто так Ленину пипиську пририсовывал, из невинного озорства. Ибо, к примеру, укушенная желторотая шпана превращается у него совсем не в пустоглазых строителей коммунизма, а в «правильную» шпану по понятиям.

Писано всё это, как уже отметил в самом начале, звонким слогом пионерской зорьки и игры в зарницу с храбрыми романтическими героями. «Тимуровцы против вампиров», «Приключения красных дьяволят в пионерлагере «Буревестник» изд. Детгиз.

Цинично бесстыжий, насквозь прожжённый постмодернизм. А я и не против.
Tags: про книги
Subscribe

  • (no subject)

    Странно, что никто ещё не написал пьесу, где уставшая от нищеты, наркотиков и измен трубадура, безвозвратно потерявшая товарный вид зарёванная…

  • (no subject)

    Что ни говорите, а есть в словосочетании "Эрик Пырьев" какая-то натяжка. Всё равно что "Вильям Козлов" или "Эдгард Запашный". Выдаёт родителей с…

  • Про усы

    Усы в пору моего студенчества, в середине 80-х, считались моветоном, неотъемлемым атрибутом колхозно-армейской мужественности и ставили бесповоротный…

  • Всякое

  • Байка из склепа

    Учился в нашей группе некто Иван Г-чёв. На первой перекличке в сентябре 1984 года представился как "Иван Г-чёв из дважды орденоносного города…

  • Бахрома

    А ещё, раньше, лет десять назад, на колках электрогитар висела бахрома обрывков металлических струн. Голова гитары обрастала ошметками где-то с…

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 2 comments