Category: еда

Category was added automatically. Read all entries about "еда".

Анна-Детектив (сериалище, в хорошем даже смысле), группа товарищей, 2016-20, Россия, Украина

Лет двадцать бы ещё прибавить, сидеть на морёных досках у самовара, пить чай с малиновым вареньем и смотреть Анну-Детектив.

Милое какое мыло, незлобивое, старательное, добродетельное, бесконечное. И хруст французской булки почти не пошлый, и сахарные домики эти из папье-маше, одна и та же павильонная улочка, и героиня трепетная, но самое главное: не претендует решительно ни на что, только лишь на рассеянное внимание невзыскательной, а главное – доброжелательной аудитории с переизбытком свободного времени, что ищет отдохновения абы на чём приятном. Не Акунин какой-нибудь, прости господи, с его дурновкусием и индюшачьим пустозвонством.

Годков двадцать бы только накинуть – тогда б точно как по маслу пошло.

(no subject)

Пук зелёного луку в труху, рубленое яйцо да майонез со сметаной напополам. Ну и присолить. Чего ещё надо?
Можно ещё чёрного хлеба подсушить-порезать и на хрустящую гренку по чайной ложке капнуть этого месива с избытком. Под дежурное опрокидывание.

(no subject)

Фондю - это когда катастрофически не о чем поговорить. Сидишь себе в своём картонном посёлке у бензозаправки, по воскресеньям в церковь, новостей - одна на всех в месяц, как и сериалов, книжек не читаешь и никто из гостей не читает, оттого и фондю. Ибо, собравшись раз в неделю или месяц, поделиться решительно нечем, а репы одни и те же - кубические. Вот и приходится чем-то их занимать.
То же со всякими играми. Собрались, а чем заняться решительно непонятно. Не разговоры ж разговаривать. О чём? У всех ведь одни и те же две сотни слов в лексиконе и один на всех телевизор. Оттого и играют.
А крепкого они не пьют, вернее, не за едой. Еда - пирожок, что испекла хозяйка, один на всех. А потом столик с коктейлями. Сдохнуть можно.

Загадочная история Бенджамина Баттона (The Curious Case of Benjamin Button), Дэвид Финчер, 2008, США

Фильм такой по Скотту Фицджеральду. Там в 1939 году в советском городе Мурманске (выстроенном в стиле модерн) герои, сидючи в мурманском же отеле, запивают чёрную икру водкой. Опытная героиня (Тильда Суинтон) учит героя (Брэда Питта) сначала съесть чайную ложку чёрной икры, а потом немедленно запить её водкой из литровой бутылки.

постскриптум

Пора, кажется, возвращаться к советским новогодним корням.
Красное филе индейки "по-французски", кальмары с луком, яйцом и майонезом, мимоза с двумя банками дешёвенького лосося от красной линии, оливье, если хотите, лучше, конечно, с мясом-языком и смесью сметаны с майонезом. Солёные грибы в сметане.
Доели сегодня вчерашнее под холодную, но не ледяную. Чего и вам желаем.

фобии

Ощущение, что советы добавлять в каждое блюдо соевый соус в качестве непременного ингредиента, а потом солить, перчить и производить прочие банальности, идут от простого стремления сдобрить блюдо глутаматом натрия как усилителем вкуса.
Однако сделать это открыто - всё равно, что гениталии в окошко выставить. Вот и приходится оперировать эвфемизмами вроде соевого соуса.
А самое занятное - они и вправду не знают, отчего с соевым соусом так вкусно получаются борщи, пельмени и холодцы с окрошками.
А дай им глутамат в чистом виде - шарахнутся, как от прокажённого, ибо вред-же-невыносимый-вся-эта-химия.
Да присыпь ты, дурак, им немного свой доширак с майонезом и не мучайся ненужными тебе дополнительными привкусами. Он же не вреднее поваренной соли.

(no subject)

Если в магазинную кабачковую икру накрошить репчатого луку и употреблять её с чёрным хлебом, лучше - ложкой, получится замечательная закуска.
Отец крошил и закусывал, и я крошу и закусываю.
Домашние же смотрят на меня квадратными глазами и зачем-то намазывают кабачковую икру тонким слоем на белый хлеб.
Антагонизм.

Гипноз, Валерий Тодоровский, 2020, Россия, Финляндия

Постановщик известный кайфоломщик, не в папу. До катарсиса не доводил никогда. Притом обещая. Как Попогребский какой-нибудь. Той же породы.

Кажется, и не способен к глубокому удовлетворению публики, так… петтингует, не задевая точки джи. Приятная пустая расслабленность и неудовлетворённость. Лёгкий массаж. И непонятно, чего собственно не хватает. Всё вроде есть, и актёры первой величины, и авторский замысел. А не ёкает. Не дотягивает. Не дожимает. Сверился тут с фильмографией, многое помню. Никогда не дожимал. Высокий профессионал крепкой средней руки. Пустое сердце бьётся ровно. Или попросту не способен.
Объяснить, чего, собственно, ждал, невозможно. Искры не пробивает. Диэлектрик.

А по отдельности всё замечательно. Прежде всего, родители подростка-лунатика, записавшегося к гипнологу, чтоб лунатизм извести. Потерянное поколение родителей, которые сами ещё не выросли и уже не вырастут. Уже не выросли. Пустые.
Есть потерянное поколение, которого жалко. Этих – нет. Придушить хочется.

Жену мою, школьную учительницу, умные люди предупреждали, в нулевых ещё, что самое страшное случится, когда её тогдашние ученики приведут в школу своих детей. Ибо более тяжёлых и никчемных родителей она себе и представить не в состоянии. Так оно и вышло. Окуклились, вылупились, встали на крыло.

А более ничего, помимо безупречно сотканной картинки, на удивление достойного Максима Суханова да исполняющих родителей недоноска имяреков, я не приметил.

Вы, кстати, как котлеты-то жрёте? Как главный герой, на манер эскимо: целиком накалываете на вилку, а потом на весу жадно откусываете? Как в рекламе показывают? А затем пальцем с вилки котлету стаскиваете, чтоб гарнир подцепить? А потом опять котлету насаживаете, чтоб второй раз на весу впиться? Если так – сдержусь. А мог бы.

К событиям где угодно. В Белоруссии, к примеру

Когда между свободой и хлебом выбирают свободу, значит, хлеб есть, и его много. Как только он исчезает, потребность в свободе резко тухнет, и хочется уже исключительно хлеба. При любом режиме. Лишь бы тот обеспечил выпечку и подвоз.
А то, что исчезновение хлеба есть прямое следствие борьбы за свободы, никому в голову не приходит. Из недавно боровшихся, разумеется.
Революции делаются на сытый желудок.