Category: напитки

Category was added automatically. Read all entries about "напитки".

И коньячку ещё полкило

Ты посмотри на себя, ну какой из тебя шофёр, какой бывший лагерник? Да у тебя на лбу 10 классов нарисовано!
Глеб Жеглов

И снова Галич. На этот раз совсем уж хрестоматийное, не Пехота под Нарвой в 43-м, а Облака.

20 лет безвинных лагерей, за что, если верить песне, «четвертого – перевод, и двадцать третьего – перевод». На которые «в этот день полстраны сидит в кабаках» и, в немереных количествах вливая в себя коньяк и закусывая цыплёнком табака, требует от полового принести ещё и ананас. Очевидная аллюзия к маяковскому буржую, только у того были рябчики.

Облака меж тем плывут в Абакан. А полстраны коньяк с ананасом трескает, ибо мытарства и утерянную жизнь им постылый режим – четвертого - перевод, и двадцать третьего перевод – соответствующим образом возмещает. На что они половиной страны и заполняют ресторации.

Режим что и вправду отчислял от щедрот и по совести, или гитарист в 1962-м в очередной раз себе что-то такое нафантазировал, как у него было принято? Товарищи бывшие лагерники и их потомки, разъясните ситуацию.

Загадочная история Бенджамина Баттона (The Curious Case of Benjamin Button), Дэвид Финчер, 2008, США

Фильм такой по Скотту Фицджеральду. Там в 1939 году в советском городе Мурманске (выстроенном в стиле модерн) герои, сидючи в мурманском же отеле, запивают чёрную икру водкой. Опытная героиня (Тильда Суинтон) учит героя (Брэда Питта) сначала съесть чайную ложку чёрной икры, а потом немедленно запить её водкой из литровой бутылки.

пивник

Помимо чайханы Самарканд у метро Щёлковская, что напротив тц-монстра, где вкусно, вежливые нацменки, бесподобный шашлык, есть всё, водка по 600 рэ за бутылку, нет только свинины; в шаговой доступности имеется точка сети Пивник, коих, точек, всего три: на Иркутской улице, в Мытищах и эта вот - на Щелчке.

Примечательна тем, что является гибридом пивного магазина и пивняка. Можно купить, а можно налить и посидеть. Посидеть стоит дороже. Однако пиво, в отличие от бесчисленных разливных лавок, не перекисшее, не сделанное на коленке хипстерами, а заводское. Блевотиной не отдаёт. И употреблять дают не из постыдных пластиковых стаканов, а из классических стеклянных кружек, предварительно выстуженных в морозильнике.

Так вот, искали мы с Леонид Леонидычем (всегда ищем) аутентичное советское разливное, которое намертво запомнили со студенческих времён.
Означенный лагер был пойман сегодня, в Пивнике, под именем свежего Чешского Екатеринбургского пивзавода. Такой же жёлтый, такая же стойкая мелкодисперсная пена и такой же вкус. Прям хоть водки не пей перед этим было, а сразу направляйся в пивную. Кто бы знал.

они здесь власть

Как же я хипстеров не люблю. Всей кожей. Чувствуете этот маасковский апломб? Мааргинальность им не по нутру. Дискурс не тот.
А ведь они-то рюмочные в Москве и сгубили, оставив после себя пепелище - одни только хипстерные. И этим гордятся. Батьки на них нет.
А ещё, заметьте, формат рюмочных начал развиваться в Санкт-Петербурге. В советское время рюмочных, ясный пень, не было. Откуда им взяться, если развиваться начали только в Санкт-Петербурге. Слёзы застилают. Живут в своём воображаемом праздном вертлявом мире, агрессивно навязывая его остальным. 

"Формат рюмочных начал развиваться в Санкт-Петербурге довольно давно и поначалу имел сильно маргинальный оттенок. Мебель середины 1980-х, никакой туристической экзотики, а выпить можно на 300 рублей, и так, что мало не покажется. Вроде еще не социальное дно, но ощущаешь его всей кожей.
В начале 2010-х ситуация начала выправляться, за страшный поначалу формат взялась модная молодежь, город буквально запестрел рюмочными на любой вкус и кошелек. Помимо водки и несвежего бутерброда, в меню появляются многочисленные дистилляты, наливки и настойки, а у многих – и полноценное меню. Последнее носит скорее необязательный характер, но прогресс все равно налицо. В рюмочных уже можно застать представителей местного бомонда, а залетных москвичей водят на экскурсии по самым злачным точкам, где те пьют водку по 45 рублей, заедают балтийской килькой и все время порываются за всех заплатить"


https://www.mn.ru/articles/ne-tolko-ryumka-vodki-na-stole

(no subject)

Водка, влитая в утробу без закуски, оборачивается кислой мерзостью во рту и сосущей пустотой в желудке. Оттого вкус водки и ненавистен, а сама она непереносима теми, кто пытается влить её в утробу без закуски, не будучи при этом химическим алкоголиком.

С другой стороны, сытый желудок решительно противится водочным возлияниям, ибо попросту не способен им соответствовать: ни жарким гастрономическим ожиданием вослед употреблённому, ни ощущением теплоты от бархатного ожога слизистой.

Посему закусывание не должно радикально доминировать над выпиванием, обо по достижении пищевого насыщения поглощение крепкого теряет всяческую привлекательность.

(no subject)

Всё мечтал о приобретении разливного пива непосредственно в лавке у проходной нормального пивзавода, а не частных крафтовых пивоварен в пивных магазинах. Легкий запашок какой-то скисшей блевотины при открытии пластиковой фляги уже дома изрядно поднадоел. От сорта пива оно никак не зависит. Думал поначалу, форсунки не промывают, вот и закисает в них. Беда, однако, повальная, у всех, от места не зависящая. Вот и стал подозревать, что это особенность квартирного пивоварения. Родовая травма кустарей-одиночек.
Предположил, что разливное пиво с легального советского пивзавода этой отметины должно быть лишено.
Выяснил: нет в Москве ни одного действующего пивзавода. Все давно съедены, все четыре. И подъехать в пределах МКАД с трёхлитровой банкой к проходной решительно некуда.

Вдогонку к блужданиям по сумрачному городу

То дивное пиво, что в 2018 году звалось в Толстом Фаере именным Фраерским и почему-то IPA, самое дешёвое в списке, стало на своё законное место, оказавшись в 2020 году просто Жигулёвским.
Не потеряв при этом ни в качестве, ни, к сожалению, в цене.
Кружка, как и раньше, порядка 160 руб. Никакой коронавирус не указ. Но если рекомендовать кому-то идеальный лагер "как раньше", то это оно.

Напитко

Виски всё-таки оно. В словаре Ожегова 1956 года тоже оно. Учитывая, что в английском оно по определению рода иметь не может, и присвоение ему рода есть сугубо русская самодеятельность, всё это высокомерное "виски - он, потому что односолодовый" отдаёт вопиющей поселковой безграмотностью.

В Гольянове открылася пивная

Месяца три отслеживал. Помещение обустраивали на Хабаровской. Раньше торговый рядок был. Скурвился. Там среди прочего пивная разливная точка имелась. Прогорела.

Вывеска латиницей, её первым делом повесили, когда в помещении ещё и конь не валялся, извещала о скором открытии пивбара.

Всякий раз, оказываясь поблизости, косил оленьим глазом в сторону оформляющегося заведения. Решил и сегодня проверить. Молитвы были услышаны. Открылось. Захожу.

Внутри всё в дереве, дощатые столики, массивные стулья с высокими спинками, тоже из вагонки. Как бы лофт. Уютно.

Стоечный мужик тут же, с порога, пытается меня отвадить, извещая, что интернет-магазин за соседней дверью.

По виду не хипстер, без татуировок и дредов, плотный нейтральный дядька лет сорока. Хипстер лет пятидесяти в психодромной шапочке а-ля БГ сидит за одним из столиков. Он единственный посетитель.

Интересуюсь, что у меня на лбу что ли интернет-магазин выписан?

Дядька тушуется, но не сильно, тут же придумывая, что ослышался, мол, разговор про магазин принесло с улицы, когда я входил. Ни о чём таком я на улице не разговаривал, да и не с кем – не было там никого, кроме меня.

Присматриваюсь к меловой доске. Всего шесть пив. 250-350 за кружку. Без всяких там сухариков и вообще закусок. Не для чумазых.

Остро чувствую свою непрезентабельность.

Дядька, смирившись с тем, что меня уже не выставить, продолжает гнуть свою вежливую линию, тыча пальцем в самую верхнюю позицию, ничем не дешевле всех остальных, и втолковывая, что это вот мне, жителю русский деревня, как раз в самую пору.

- Лагер, - с интонацией терпеливого психиатра произносит мужик по буквам, держа наготове стеклянные бусы. – То есть обычное пиво. Ну как раньше было.
- Эль, 0,33, - дерзю я в ответ, отчётливо осознавая, что нет такой формы первого лица единственного числа настоящего времени.
- Что? – вытягивает мордасти мужик.
- Эль, 0,33.
Мужик сдаётся и наливает требуемое. На пробу – явственный привкус Чувашии. Пиво там особого свойства, то ли хмель такой, то ли ещё что, короче, вкус узнаваемый и не сказать чтобы особо приятный. На любителя.

Интересуюсь, не прогорит ли лавочка в Гольянове-то. Мужик, типа, сам из Гольянова, заливисто врёт, что понимающей публики тут валом, алкашни всякой только берегутся. Будто алкашня к ним полезет. Осёкшись, прячет глаза, а я примеряю на себя – неужто так стоптался за последние месяцы?

Кошусь на неформала в шапочке. Дивлюсь. Искренне не понимаю.

Понимаю одно: вид имею совершенно ватный. Хотя даже голову помыл перед выходом.
А ещё интересно, что откроют на месте бара-не-для-быдла месяца через три.

(no subject)

Ощущение, что у доходящего до московского прилавка литовского баночного пива есть лишь одно достоинство - фольгированная крышка.