Category: отношения

Category was added automatically. Read all entries about "отношения".

Двоемыслие державного лагеря

Топя за самодержца, они прекрасно знают, что если не по воле, то уж точно с разрешения Самого мавзолей вновь стыдливо спрячут к параду, а пресс-секретарь Песков как и прежде будет говорить «в Украине».

Яростно отбиваясь от нападок гулагнутых параноиков, осведомлены они и о высочайшем указании ни одну кинокартину о войне, финансируемую государством, не выпускать без ужасов лубянских подвалов, штрафных батальонов и произвола особистов. Только лишь «28 панфиловцев» избежали сей скорбной участи, и то потому, что были народным проектом. Да что там Война, советский космос без преступлений коммунистического режима освещать категорически не разрешено.

И всё равно ведь верят, что обороняют некую кремлёвскую башню. Понимая не только всё вышеизложенное, но и нечто неизмеримо большее. Зная, что её, башни этой, в природе не существует. Даже виртуальной.

Тут либо корысть наглая циничная, либо достоевщина, когда стоит эдакий демон Максвелла у устьев двух ментальных тоннелей имперцев и прикрывает какой надо клапан, для искренности мировосприятия и отсутствия душевных травм у ораторов.
Ибо не измена ведь даже ходит по дому в белых войлочных тапочках. Какая к чорту измена, если фундаментальные устремления власть предержащих, задрапированные впопыхах гвардейскими ленточками и прочей бижутерией, никогда по сути ими и не скрывались.

Устройство говорящих голов вот только интригует. Разумеется, если они верят во что говорят. С другой стороны, верить-то хочется. Инстинкт ментального самосохранения.

ток-шоу-фри

Норкин уже вторую передачу язвит над теми, кто укоряет Потанина, что тот выделил всего 1 млрд рублей на борьбу с короновирусом. Возмущению ведущего нет предела, упокоиться не может, иллюстрируя ситуацию бородатым анекдотом, примерно таким:

Богатый еврей, каждый раз подающий милостыню нищему у синагоги, на этот раз разводит руками, оправдывая отсутствие вливаний тем, что потратился на свадьбу сына. Попрошайка, горько:
— Вот, за мои деньги он женит своего сына!


Дескать, дарёному коню в зубы не смотрят.

Смотрю и не могу решить, то ли прикидывается он, то ли искренне не понимает, что своё состояние в 27,4 млрд долл. мсье Прохоров нажил, не перепродавая мытые яблоки на Привозе, а в результате присвоения им государственной собственности (те самые залоговые аукционы), т.е. собственности в том числе и того самого попрошайки, что тихо укоряет его теперь копеечной в сравнении с личным состоянием помощью стране, и, надо сказать, имеет на укоризну полное право.
Правда с логикой нелады или лукавит? Норкина имею в виду. Посему нет никакой охоты отныне зырить его передачу.

Так и умерла для меня последняя телеговорильня.

галкин-пугалкин

Собственно, да. При всём отношении к нетрадиционному фигуранту, которого тоже за каким-то х@ром показывают на том же самом ТВ вместе с его измучившей всю страну позорной поселково-базарной женой-бабушкой и её экс-внуком в стразах.

Это я заранее предупреждаю истерику державной скамейки, сбрендившей ничуть не меньше западнической.
Стыдоба ж на двух федеральных стыдная. Измена ж явная. Измена, как заметил классик, смеется нам из окошка, измена ходит, разувшись, в нашем дому, измена закинула за спину штиблеты, чтобы не скрипели половицы в обворовываемом дому.

Они ведь специально шейниных-соловьёвых тренируют и выпускают. Вместе с пугачёвыми-галкиными. Посмотрит на таких зритель, вырвет его. Зарубежным зрителям, опять же, есть что предъявить в плане необузданного здешнего гопничества. Посмотрит и он, и уверится лишний раз в правоте своего дела.
Так на кого же они работают?

Выйти замуж за иностранца

Интересно, что спасённые из Сирии, Йемена, Палестины и т.п. россиянки там делали? Я о бабах, принявших ислам, нарожавших смуглых арапчат, которых теперь везут сюда, и если б не война не мысливших бы ни о каком возвращении.
Откуда же взялись соотечественницы, коих МЧС всё время непонятно зачем эвакуирует из горячих зарубежных точек?
Это такая давняя брачная традиция, советская ещё. Затейливый ментальный ритуал.

Остаток дня Кадзуо Исигуро

- Где ты была сегодня, киска?
- У королевы, у английской.
- Что ты видала при дворе?
- Видала мышку на ковре!


Не любит автор туманный остров. Знает о нём всё, вжился, пропитался, пропах. Но не любит. А в любви признается мастерски, не уличишь – всё вроде на месте, голос дрожит, слеза, взгляд – простофиля купится. Умный же всё поймёт и тихо проглотит – на то и умный.

Ювелирное сусальное бисероплетение, которое непременно должно взять за душу. Особенно если любовь к описываемому в крови, если хоть на капельку британец, ещё лучше – сочувствующий.

Спесивый аутизм. Кукольный театр за стеклянной ширмой. Человек в английском футляре. Буквальная ограниченность – всю жизнь просидеть в чужом каменном мешке и быть гордым этим.

Представьте, вы на всю жизнь заперты в четырёх стенах чужого дома. Там проходит молодость, зрелость, подкрадывается старость. Из года в год исполняете круг одних и тех же обязанностей. Попав юнцом, вываливаетесь немощным стариком. Дом выжимает соки, отнимает жизнь. Причём за гроши, ваши накопления за жизнь смехотворны (герой уверен, на пятидневную поездку по стране всех его накоплений должно хватить). Ни образования, ни семьи, ни детей, ни любовниц, ни выходных. Лишь клетка, в которой сидишь. По своей воле и с гордостью. В кои-то веки, выбравшись из клетки каменной, оказываетесь в тюрьме побольше – на острове, со всех сторон ограниченном водою. И деваться некуда, да вы и не стремитесь. Вы счастливы своим заточением, свысока с брезгливой жалостью посматриваете на условно вольный люд. Вы – истинный британец. Степенны и величественны, преданы хозяину, кем бы тот ни был. С тонким, глубоким пониманием векового лакейского долга. Породистый дворецкий с родословной. Какая жуткая участь.

И я прекрасно понимаю, что «иностранцу этого не понять» (резкий кивок, гордо отбрасывающий волосы назад, щелчок каблуками, презрительно безупречный уход). Отнюдь. Прелесть аглицкого самочувствия вполне ощутима решительно всем, благо литература постаралась, назойливо донося её до самых, до окраин. Романтика величия, аскетизма, традиций и прочей дребедени впитана, давно уже впитана и вот, пройдя тракт, извергнута. А сухой якобы полезный остаток теперь анализируется очарованным организмом. И переваривший всё это организм, придя, наконец, в себя от наркотического опьянения, пребывает в лёгком замешательстве: и это всё? Вот эта вот капля и есть то, ради чего ломалось столько копий?

А у британца, небось, слёза наворачивается. Старая добрая слеза на старой доброй щеке. От умиления, разумеется. И прекрасно понимаешь, почему она наворачивается, даже объяснить можешь лучше самого аборигена.

В неизменности английских неизменностей есть всё же что-то неизменное. Не более того. И ползущая слеза всосалась обратно.
Знаете, что я вам скажу? – Не забивайте голову ерундой, товарищи фетишисты.

Человек-дворецкий (как в «Не отпускай меня» человек-донор). Более поздний, и что там говорить, более сильный роман Исигуро «Не отпуская меня» – не что иное, как доведённый до абсолюта «Остаток дня». Та же тема верности достаточно иррациональному, метафизическому (чёрт его знает, что это пышное слово означает) долгу, требующему самопожертвования. Приятие долга на инстинктивном, рефлекторном уровне, без какой-либо попытки взгляда со стороны и скептического его рассмотрения.

Помимо аллегорического показа фольклорной британской верности долгу, ни на чём или практически ни на чём не основанной, ничем или почти ничем не подкреплённой, претензии, не имеющей оснований;
помимо объективно реально злой судьбы героя, кошмара которой тот не чувствует, это ещё и об упадке страны. Остаток дня. И вместо лорда американец и вообще тлен, и сетования по поводу недостойного поведения. «Полный разрыв с традициями».

О том, что была-де добрая бла-ародная старая Англия с её непокобелимыми устоями, и вот, кончилась. А в 1956-м она ещё издыхала. Лежала при смерти покуда трепыхались её осколки в виде такого вот человека-дворецкого.
А потом, с последним своим дворецким, викторианская старушка-Британия тихо испустила дух.

Нельзя не отметить и иронии, когда едкой, когда шутливой, в адрес Британии. Вопросы, поднимаемые автором, вроде: может ли истинный англичанин посредством специальных процедур и приложения титанических усилий стать человеком? На примере систематического и строгого воспитания в себе человеком-дворецким чувства юмора. Или же так и не случившегося инструктажа новобрачного лорда, озабоченного судьбами народов Европы, по поводу механики осуществления и наличия как такового акта соития. И тому подобное.

Показательны также повадки человека-дворецкого, влюблённость которого выражается в чрезмерной мелочной придирчивости и уколах на манер мальчишки, дергающего предмет обожаний за косички и бьющего её портфелем по голове.

Так что, не могу не обратить внимания: автор местами откровенно жжёт.

А вообще приятно чувствовать себя умнее собеседника, излагающего вам историю своей жизни, и по моментам, которым тот не придаёт никакого значения, восстанавливать истинную картину событий, вследствие катастрофической ограниченности рассказчика навеки от него ускользнувшую.

Ну а под именем лорда Дарлингтона со всей очевидностью выписан Невилл Чемберлен.

Ну а ещё, как вы уже могли догадаться, это роман о любви. У автора все романы об этом. О любви, для читателя сразу же очевидной, хоть и написанной на протяжении всего повествования молоком между строк. Бумагу нужно долго держать нам пламенем свечи, прежде чем сквозь залежи каменной невозмутимости проступит трепетная, сбивчивая вязь. И лишь в самом конце озвученной явно. Быть может, напрасно.

Секс-прицел

Полагаю, что они там совсем обдрочились. Прошу прощения за мой французский. Если даже Нюра Кущенко для них секс-бомба, то новая Нюра - аще. Думаю, этой отвалят за книгу воспоминаний "Америка под прицелом" несравнимо больше.
Загадочен ажиотаж вокруг девиц с внешностью доярки - круглая физиономия, маленькие глазки, деревенский антураж. Он несказанно удивил меня еще в бытность Нюры Курниковой царицею тамошних мужских вожделений.

28 июля 2010Новости@Mail.Ru
Соединённые Штаты нашли очередную «русскую шпионку». Прокуратура США обвинила гражданку Америки Анну Ферманову в попытке незаконного вывоза военных технологий в Россию. Читать дальше

Еще два слова об Аватаре

Говоря, что Аватар при всех его революционных технических достоинствах является традиционно тривиальным американским продуктом, забыл обратить внимание еще на два старых как мир сюжетных приема.

1. Убийство героев, которых некуда девать.
Например, ревнивых соперников или раскаявшихся грешников.

Ревнивые соперники - неплохие в общем-то парни. Как правило, герой отбивает у таких героиню. Соперник-рогоносец – человек достойный и порядочный, настоящий воин, хоть и несколько туповат. Мешает решительно всем, т.к. стоит на пути соития героев.
Погибает в борьбе за светлое будущее.
   
Раскаявшиеся грешники – бывшие плохие парни. На их совести множество (или всего одно) страшных преступлений. Такой персонаж раскаивается, встает на сторону хороших и бьется за дело мира. Нельзя допустить, чтобы он дожил до светлых дней, потому как придется ответить за преступления, совершенные еще во времена нравственной слепоты.
Поэтому и отдает концы в поединке со злом.

2. Убийство чужими руками (руками союзника – в нашем случае любовницы), потому как руки героя должны быть чисты. Например, убийство полковника Квортича. Полковник обвиняет нашего синего друга в антиамериканской деятельности, и потому тот не может дать мертвому полковнику такой козырь, как убийство при исполнении. Впереди ведь расследование в конгрессе.

Несколько слов от замерзшего автора

Не опасается смелый гигант ничего. Что ему трусоватые евреи сделают? Еще и поклонники обнаружатся – защитники свободы слова.

Из читательских откликов

...И в самом деле, что за странная затея. Точно какой-нибудь иностранный путешественник, проехавший по сибирской магистрали из конца в конец огромной страны, с остановками в городах покрупнее не дольше, чем двадцать минут, - ну, что он может увидеть из окна вагона? То-то возмутятся потом местные жители, читая его рассуждения.

Владимир Буковский
Письма русского путешественника

Среди своих — ругаешь ругательски все, на что глаз посмотрит. Среди чужих — зорко следишь и ревниво отцеживаешь тончайшие интонации в беседе: нет ли обиды, насмешки, осуждения…И если учуешь — как вспыхивает это яростное "не трожь!", это желание защитить, оправдать, оправдать, во что бы то ни стало, — даже когда обвинения справедливы!

Дина Рубина
Майн пиджак ин вайсе клетка...

Синий это цвет неба, флага Израиля, и это не красный.
Здесь должна быть четкая разница.

Главный раввин Тель-Авива Израиль Мер Лау


Холодно. В России сейчас за тридцать мороза, а тут градусов пятнадцать тепла, но холодно. Потому что пятнадцать градусов постоянно и везде. И на улице и дома. Дома особенно пятнадцать. И днем пятнадцать и ночью.
Приходишь с улицы, где в солнечные зимние деньки и до двадцати доходит, солнце светит, да и ты еще с движения, из-под сумки тяжелой – жарко. Посидел немножко в квартире с каменными, вернее, плиточными полами, паркета или линолеума тут нет, и пятнадцать. Да еще и сыро.
Не думал, что ежедневная пытка прохладой, именно прохладой, а не холодом, может довести. И до воспаления легких в том числе. Кашель с насморком постоянны и не преходящи, как эти самые пятнадцать градусов.
А кондиционер на тепло включить – дорого. Привычное нам централизованное отопление, говорят, есть только в Иерусалиме, и то строго по графику, в вечерние часы, чтобы заснуть можно было. 
Вот так и сидим. Ждем весны, а не лета. Лета не ждем, потому что помним лето, какое оно бывает. Лучше не надо.
А будет.
Сейчас ночь, за окном тоже, что и всегда. Улица, фонари, аптеки, правда, нет, деревья со спиленными до стволов ветвями и малоэтажные дома с мощеными улочками по периметру.
Тихо. Когда тепло было, местная молодежь орала под окнами, да и дорогу строили каждодневно, с шести утра начиная. Теперь все замерзло и дорога тоже.
Сижу печатаю. Надо же как-то все объяснить.
То, что ниже пойдет, в объяснениях, собственно, не нуждается. Там и так понятно. Только писалось оно в разное время. Но постоянно. Первая часть, та, что с дедушкой и внуком чеховскими, действительно в первые две недели, как в предисловии к этой части и заявлено. Остальное – позже, по мере переваривания, вернее, непереваривания окружающего.
При всем том никаких претензий к Израилю у меня нет, да и какие они могут быть, претензии? Был бы израильтянином, приехал бы в Россию, еще не то бы написал, если б, конечно, не замерз на хрен с непривычки. Всё это, скорее, об отторжении искусственно привнесенного, как в трансплантологии. И никто не виноват. Ни организм, который отторгает, ни орган, который отторгается. И врачи руками разводят, они тоже не виноваты.
Интересно другое - реакция окружающих на то, что было написано. Вот об этом и хочется рассказать, прежде чем переходить к главному.
Хотя, прочтите это в конце, оставьте меня замерзшего на потом. Если доберетесь, конечно. Интересна ваша реакция. Ее и сможете сравнить с другими. Почитайте, в финале встретимся.